Родители-манипуляторы: три типичные тактики

0 / 5 (0 голосов)

По разным причинам родители порой применяют «запрещенные приемы», которые кажутся безвредными, но могут серьезно повлиять на формирование личности ребенка. Психолог Дэниэл Флинт описывает три типичные манипулятивные тактики, их возможные причины и последствия.

Родителям 
Подростки 

Родители-манипуляторы: три типичные тактики

Родители день за днем совершают выбор, который влияет на жизнь ребенка. Пассивные родители позволяют детям самим принимать решения, проявляя тем самым безразличие. Чрезмерно контролирующие пытаются организовывать жизнь детей по своему усмотрению.

До известной степени и пассивность, и контроль могут быть целесообразны для детского развития. Всему свое время: например, родители ожидают, что подросток будет сам отвечать за вопросы собственной гигиены, но не ждут, что малыш будет помнить о том, что нужно почистить зубы. К сожалению, осознавая, что степень контроля над ребенком по мере его взросления уменьшается, некоторые родители в попытке восстановить прежнее влияние могут применять эмоциональные манипуляции.

Родитель-манипулятор может выбрать один из множества инструментов для воздействия на своего ребенка. Консультант в области поведения и детско-родительских отношений Дэниэл Флинт приводит данные недавно опубликованного исследования, где выделяются три наиболее распространенных приема.

1. Личные нападки

Склонные к манипуляциям родители пытаются установить психологический контроль над своими детьми, снижая их самооценку. Для этого они:

  • обвиняют ребенка в проблемах взрослых,
  • не дают ему забыть о прошлых ошибках,
  • заявляют, что он недостаточно хороший член семьи,
  • попрекают тем, что сделали и чем пожертвовали ради него,
  • пытаются возложить на него вину за свои чувства.

В качестве примера Флинт предлагает рассмотреть следующую ситуацию: подросток возвращается домой позже оговоренного времени. Родитель встречает его тирадой: «Как ты мог так поступить со мной? Ты знаешь, как сильно я беспокоюсь, и все равно вернулся так поздно?! Это меня так злит — ты меня просто с ума сведешь!»

Этот тип манипуляции посылает метасообщение, что можно использовать эмоции как средство давления

На первый взгляд, такая реакция вовсе не кажется необоснованной: родители вполне справедливо боятся за безопасность подростка. Но этот взрослый — возможно, неосознанно, — оказал на ребенка психологическое влияние, обвинив его в своих эмоциях. Проблема, по мнению Дэниэла Флинта, здесь в том, что родитель использует свои чувства (на которые у него есть полное право) в попытке установить психологический контроль над ребенком.

Этот тип манипуляции посылает метасообщение, что в семейном противостоянии можно использовать эмоции как аргумент или средство давления. Не стоит удивляться, когда ребенок, усвоив урок, в следующей ссоре использует тот же прием: «Я ничего не мог с этим поделать, ты же меня разозлил. Конечно, я выбежал и хлопнул дверью! Что еще я должен был делать?!»

2. Обесценивание чувств

Обесценивание — тактика манипулирования, распространенная во многих видах близких отношений. В общении с подростками родители перебивают их, заканчивают за них предложения, ведут себя так, будто сами знают, что думает или чувствует их ребенок, и пытаются в нужном им ключе менять его отношение к событиям, фактам и переживаниям.

Сложно найти того, кто никогда и никем не манипулирует в описанном выше ключе. Такова человеческая природа — верить собственным чувствам больше, чем чужим. Флинт напоминает: подобное обесценивание — скорее механизм самозащиты, а не нападения. И все же для подростков, чья личность только формируется, обесценивание со стороны родителей может быть разрушительным.

Подобная атака одновременно наносит ущерб отношениям родитель-ребенок, устанавливая эмоциональную иерархию (чувства родителя важнее, чем ребенка), и вредит чувству индивидуальности ребенка — ставит под сомнение, что его чувства реальны и важны.

3. Лишение любви

Исследования привязанности показывают, что у детей формируется глубокая эмоциональная связь с родителями. Тепло физического прикосновения в младенчестве, установление взаимосвязи с родителем, формирование чувства безопасности — все это части общего механизма. В результате сочетания многих факторов, как правило, отношения между двумя людьми воспринимаются как любовь.

Однако манипулирующий родитель может использовать привязанность как средство психологического контроля. Недавнее исследование подтверждает, что многие родители наказывают разочаровавшего их ребенка лишением любви: избегают визуального контакта и перестают разговаривать до тех пор, пока он не исправит свое поведение.

Как отмечает Дэниэл Флинт, ни один из родителей на самом деле не думает: «Как бы мне использовать ту привязанность, которую я сформировал в отношениях с ребенком, когда он был совсем маленьким, чтобы напасть на него и заставить делать то, что я хочу?» Вместо этого взрослые сначала пробуют массу других способов воздействия.

Даже если вам не повезло и вас растил родитель-манипулятор, вы вовсе не обречены повторять тот же сценарий

По разным причинам они не срабатывают — ни системный подход, ни изъятие смартфона, ни смена пароля Wi-Fi, ни попытки «заземления»… Родители чувствуют себя неадекватными, возможно, винят себя в том, что упустили ребенка, и цепляются за все, что могло бы сработать. Им кажется, что остался единственный вариант: лишить провинившегося ребенка своей любви.

Почему родители манипулируют? Флинт приводит результаты исследования, которое выявило основные предпосылки для такого поведения родителей: чувствительность к боли и непринятие негативных эмоций. Обиженные люди обижают других. Дети, подвергающиеся эмоциональному насилию, чаще становятся родителями, которые подвергают эмоциональному насилию собственных детей.

Но это не значит, что свое поведение нельзя изменить. «Даже если вам не повезло и вас растил родитель-манипулятор, вы вовсе не обречены повторять тот же сценарий», — уверен эксперт. Проработать собственный печальный опыт можно самостоятельно или терапевтом — и стать для ребенка более терпимым, понимающим и принимающим родителем.

Об авторе: Дэниэл Флинт — психолог, аспирант на кафедре клинической психологии.

Источник: psychologies.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × 2 =

тринадцать − девять =